Category: животные

Category was added automatically. Read all entries about "животные".

обл

Я и не пытаюсь быть героем-душкой

Я, знаете ли, не герой-душка и не гламурная няка. Я, извольте видеть, здоровый как медведь рязанский мужик, деревенской наружности. И ежели кому лапку оттоптал, покорнейше прощенья просим, но того что и впредь не отдавлю, обещать не могу.
обл

Наметки для сверхновой истории запада:

На самом деле Нацисты не уничтожали евреев, а пытались спасти их несчастных от погромов и тягот военного времени в концентрационных лагерях, но сначала что-то пошло не так, а потом пришли злые русские и освободили евреев...
Да какие там русские! Это ж Украинский фронт был с приданными ему в усиление поляками, грузинами и собаками...

обл

ИСТОРИЯ (рассказ из серии "нездешний эксперт")

Однажды утром, когда Робот Фердинанд вышел из своей комнаты с индустриальным пейзажем за окном, дабы поприветствовать своего господина и осведомиться не готов ли тот приступить к завтраку, он застал мудреца в спальне на подушечке поверх покрывала огромной кровати. Великий мыслитель не дремал. Великий мыслитель лежал в львиной позе, уставив умильную пуговку носа в книгу.
- Доброе утро, сер, - сказал робот, придавая своему голосу самые нежные интонации.
- Воистину, доброе! - ответил песик.
- Что вы читаете, сэр?
- Роман-гротеск некоего Толика Француза под названием "Долина страусов".
- И как? Увлекает? - из вежливости поинтересовался робот.
- Описание пустынной долины, в которой множество страусов воткнули головы в песок, для большой медитации, поразило мое воображение, - ответил мудрец в задумчивости, - оказывается, у страусов бывает глубокая внутренняя жизнь.
- Я очень рад за вас, - сказал робот и уже собирался, было, заикнуться насчет завтрака, но его непредсказуемый хозяин вдруг задал вопрос, имевший в дальнейшем огромные, если не сказать судьбоносные, последствия.
- Фердинанд, дружище, есть ли смысл, в твоей жизни?

http://samlib.ru/editors/g/gleb_serdityj/ist.shtml

обл

Комплекс кота Леопольда

Фишка не в том, что «умом Россию не понять», а в том, что и Россия не понимает окружающий мир, то есть умом как раз понимает, но не чувствует.

Россия не может понять почему нельзя «жить дружно». А мыши не могут понять почему кот не хочет проявить свою хищную сущность.

Кот любит сметанку и жить дружно. А мыши – хотят воровать. Но есть кот. Почему кот не хочет загрызть!? Воровать под боком у понятного – опасного кота, это как раз нормально и привычно. А что ждать от непонятного кота?

А может он и хочет, а не может? А дай как подергаем его за усы!

Кот терпит.

А пойдем на него войной и победим окончательно!

Кот принимает «озверин» и звереет…

Мыши, вашу мать, вы чего хотите, наконец, озверевшего кота, или жить дружно?

обл

post

Оригинал взят у vasily_sergeev в post
Цитата сообщения красавицу_видеть_хотите

Жизнь в розовом цвете или кошачесть - это образ жизни.... Художник Daniel Merriam



У котов есть такое свойство: стоит им появиться в доме, как оказывается, что они были здесь всегда - даже если час назад никаких котов у вас не было. Они живут в собственном временном потоке и ведут себя так, будто мир людей - это всего лишь остановка на пути к чему-то гораздо более интересному.
Collapse )
обл

Скупой сказочник (часть-2.8.(1.12.))


Однако нечуткий кот проигнорировал эмоции остолбеневшего с выпученными глазенками мышонка. Кот говорил о себе: «Уж я не знаю что тут можно сделать, но ты и именно ты должен что-то устроить такое, чтобы Он мня отпустил. Забыл про меня. Да! Приснись ему и сделай так, чтобы он забыл про меня. Просто забыл. И я смогу уйти, а?»
Мышонок ответил, дескать, он не всемогущ, да сон позволяет многое, но переменить мнение человека и уж тем более его память мышонку не под силу. Видишь ли, хуже того что люди сами с собою делают, им никто сделать не может, и поэтому они непобедимы.
«Спаси меня от этого страшного человека! — молил кот. — Я должен сбежать!»
Мышонок напомнил: «А как же сказки? Неужели ты можешь бросить их, спасаясь сам?» Он некоторое время стыдил и упрекал кота, но тот, хоть и жалел сказки и признавался, что у него просто шерсть встает дыбом, от того, что задумал его хозяин с ними учинить, но решительно противился помогать им. Ведь это было опасно. А коты, видите ли, гуляют сами по себе.
Мышонок заметил на это, что кот Федот тогда не сможет возглавить банду.
— Это еще почему? — Федот не на шутку удивился и даже разозлился немного.
— Потому.
— Почему, почему?
— Потому, что кроме красивых правил, в банде что главное?
— Что?
— А то! Главное не давать своих в обиду!
— Так своих же! Котов!
— А сказки не твои свои?
— Какие же они мои, если я не их?
— Ну, подумай, большая и светлая голова, что ты сам мне только что говорил! Ты же сказочный. Пусть и не совсем, но сказочный. Значит должна быть у Черного Ловца сказка и про тебя. Как же иначе ты можешь быть в его власти?
Collapse )
обл

Скупой сказочник (часть-2.7.(1.11.))

Ефстафий, который снится, ожидал встретиться в обмороке кота Федота с чем угодно: кошачьими кошмарами и страхами. Или же наоборот – c миром кошачьих побед и одолений? Где на каждом шагу мышонка станут поджидать неведомые смертоносные опасности.
Он был готов к чему угодно кошмарному, но никак не к тому, что он увидел! А ведь мог бы догадаться! Ей же ей! Ведь тот, кто бухается в обморок по сути дела сбегает от реальности куда-то, где лучше и безопасней.
И вот мышонок оказался сидящим на маленьком плетеном столике укрытом кружевной салфеточкой. Лоза, из которой был мастерски сделан столик, отливала золотом, а салфеточка сияла белоснежной чистотой. Здесь стояли: молочник полный молока, соусник со сливками, креманка со сметанкой, розетка с крупной красной икрой, плошка с пластинками сыра и кубиками масла, а в центре стола стоял бревенчатый домик. На поверку домик оказался построенным из теплых сосисок, а крыт он был, словно черепицей – ломтиками самых разных колбас.
Подле столика, так что лапу протянуть, в гамаке, подвешенном между двух сияющих на солнце берез, все это на крутом берегу молочной реки, возлежал кот Федот. В одной его лапе была глиняная кружка, в другой – сарделька… Кот макал сардельку в кружку со сметаной и самозабвенно ел.
Кошачий рай, догадался мышонок и подумал, что надо будет как-нибудь тоже хлопнуться в обморок и оказаться пусть ненадолго в подобном месте, только для мышей. Он даже представить себе не мог, как оно там будет, но знал, что хорошо. И едва он об этом подумал, как очутился на луне, которая была сделана из самого нежного сыра, и он сидел на этом сырном полумесяце среди синей звездной ночи в обнимку с теплой белой мышкой…
Ефстафий стряхнул с себя наваждение. Когда снишься – нужно держать в узде фантазию! А то можно такого и себе и другим наснить, что ни в сказке сказать!
Вот это, подумал мышонок, наверное, и называется: «уход от реальности»…
Кот промурлыкал что-то в ответ, дескать, уходить от реальности нужно уметь красиво. Не думал ли мышонок над тем, почему коты и кошки так любят поспать? Да они просто считают эту пресловутую реальность таким же сном. Как сны, только обязательным и не очень приятным. Там в этом сне, именуемом, по мнению многих – опрометчиво, жизнью, нужно добывать себе пропитание, исполнять обязанности и бороться за эту так называемую жизнь. А подлинно живут кошачьи тогда, когда как бы спят. Чтобы много и сладко спать – нужно немного и активно бодрствовать потому, что за все, увы, кошки это понимают лучше мышек, нужно платить.
Да уж, стоит ли говорить, что это все стало настоящим откровением для мышонка.
Но еще большим откровением для мышонка стало то, о чем кот не говорил. Когда откровенничаешь во сне, или даже в обмороке, да еще с тем, кто тебе снится, очень легко проговориться, поведать свои подлинные мысли, мечты и чаяния.
Мышонок выпучил глазки и просто от нервов слопал большую красную сладкую икринку.
Когда дар речи к нему вернулся, Ефстафий сказал: «Так вот старый плут, почему ты охладел к такому грязному ремеслу, как мышиная охота!» Кот встрепенулся, понял, что мышонок ненароком прочел его мысли, в которых Федот подумал о своих подлинных обязанностях в доме Черного Ловца сказок. О тех обязанностях, что нужно, как ни лень, исполнять, тогда, когда не спишь, погружаясь в грезы.
«Ты, значит, помогаешь ловить сказки, — сказал Ефстафий так обиженно, так сокрушенно, что даже такому толстокожему котищу должно сделаться стыдно, — а я-то и поверил, что ты исправился!»
И, похоже – коту Федоту действительно стало немного неловко. Котов и людей объединяет одна черта. Если вас поймали на чем-то, что не считается среди порядочных людей или котов приличным, всегда делается неловко, правда?
«Нет, — поспешил возразить Федот, — не ловлю я сказок. И не помогаю ловить! Я просто должен их стеречь». Мышонок поинтересовался зачем нужно стеречь сказки. И кот столь же торопливо начал объяснять, что Сказочник в последнее время стал очень мнительным, подозрительным и нервным. Сказочнику кажется, что кто-то может украсть его сказки, или, вообразите-ка себе, сказки могут каким-то образом что-то предпринять против него!
«Что могут бедные сказки сделать сказочнику?» — спросил мышонок.
«Побег, — сказал кот жарким шепотом, — это же расстроит все его планы».
«Какие планы?» — опять спросил мышонок.
«Знать не знаю, — горячо заверил Федот, — ты, что забыл от чего я здесь? Ты мне сам сказал, что он – Сказочник, задумал содрать с меня шкуру и набить чучело!»
«Да ничего такого я не говорил», — возразил Ефстафий, но кот не слушал.
«Уж и не знаю, — продолжал Федот запальчиво, — какое отношение к этому злодейству имеют сказки, но нужно что-то делать. Я не хочу быть чучелом, ничего не хочу. Уйду я от него! И ты должен мне помочь! Просто обязан, как старый друг!»
Мышонок тут успел много подумать. Страх кота можно было использовать, но Ефстафий был честным мышонком и должен был все рассказать Федоту, как оно есть. Он хотел было возразить, что они никогда не дружили, но вот тут разубеждать не хотелось. Право, когда вас называют другом, пусть даже и не совсем искренне, так не хочется возражать… Но главное – мышонок успел уже составить план спасения сказок. Он уже знал, какое место в этом плане займет Федот, и нужно было его только убедить, склонить на свою сторону и, главное, и, самое сложное, заставить, просто заставить сделать то, на что Федот совсем не захочет соглашаться. Но без этого нечего было и надеяться на успех.
Еще не давала покоя мысль: «Что же означает «колпак с бубенчиком»?» Шляпа библиотекаря – где-то даже вполне колпак. Бубенчики были на малинском рожке. Но к этому ли относится фраза, которую он скажет дядюшке Крысу, когда план сработает? Если сработает… Если Федот согласится!

Ну, ладно, я ж добрый сказочник, скажу теперь же, чтобы не томить, что когда сказочник проснулся и не нашел кота – план уже находился в самом разгаре осуществления, если только так можно выразиться.Collapse )
обл

Сню сон себе...

Солнечное утро, желанное после вечернего, занявшего половину ночи шторма…
Соленый песок. Не фигурально – соленый, а в самом въедливом смысле. По песку снует в панике мелкая рыбешка, вынесенная волной от титанического судна.
Несметные полчища воробьев – сонмы пернатых комочков, снуют по берегу собирая этих мальков.
Пингвины, как торпеды, юзят на белых своих животах по песку и клюют, клюют воробьев.
Заклеванные вусмерть воробьи подходят к отожравшимся пингвинам и просят их добить.
Пингвинов срывают с пенных барашков волн морские львы, а тех поджидают киты убийцы, изумительно похожие на пингвинов своей Бондовской фрачностью и не менее Бондовской прицельностью, сфокусированностью на цели.
А я ходил по берегу и думал, что это не самое подходящее место для погрузки на корабли «сахарной ваты»…
Сейчас уже не могу вспомнить, но там во сне я четко знал, что это за «сахарная вата» такая и с чем ее едят.
И думал, не служат ли эти долбанные, воняющие рыбой пингвиный и раздолбанные в кровавый пух пингвинами воробьи демаскировкой нашего весьма тихого предприятия.
Причем угрюмый дредноут, орудийными башнями по высоте чуть не вровень с полосатым маяком на мысе – он не демаскировал, почему-то, а вот пингвины с воробьями – тревожили.
Потом с англичанкой полинезийского происхождения мы занимались текущим ремонтом исполинских эллингов с деревянными перекрытиями, по конструктивной оригинальности превосходящих перекрытия крыши московского манежа. Была такая фишка в манеже до пожара…
Продираясь через дебри австралийского акцента, мы обсуждали с англичанкой особенности русских и английских монархических традиций.
Причем там во сне я был самым искренним образом убежден, что в России монархия, и правит императрица, тезка английской королевы, только за следующим порядковым номером.
Это обстоятельство служило поводом для массы шуток меж русскими моряками, австралийским персоналом базы и англичанами, которые здесь все разруливали.
Собственно, англичане разруливали все и везде, как обычно.
Эллинг был залит водой по стропила – прилив.
Мы шлялись по мокрым стропилам и у меня уплыла кувалда. Ничего сюрреалистического – она плавала на пробковом плотике, привязанная к нему длинным концом веревки для удобства.
Здесь все было с поплавками – инструмент, ключи, фляжки с пресной водой.
Потом, я понял откуда мне этот сон.
Это воспоминания капитана третьего ранга из «Фантастической зимы». Самый болезненно недостающий эпизод в книге.
Пойду писать, да….