Category: эзотерика

Category was added automatically. Read all entries about "эзотерика".

обл

Зеленый талисман

На закате с шумом старого порта что-то происходит. Он есть. Он не смолкает никогда. Но именно на закате он стихает, словно ветер, делается острожным, вкрадчивым, чтобы загрохотать вновь, когда зажгутся огни и прожектора.
Часы назывались по имени величественной дамы, чей тонкий эмалевый портрет украшал их крышку. Анастасия Александровна, звали даму и так же, как уже сказано, именовались часы. Профиль дамы был поистине царственным, высокая прическа украшена диадемой, а бюст выглядел… монументальным, что ли… Художник, создавший эту эмаль, если не гений, то незаурядный мастер своего дела. Если задержать на даме взгляд, то казалось, что она вот сейчас обернется и скажет сердито: «Ну, чего уставился!» А иной раз, казалось, что она повернет голову, взглянет на вас испытующе и улыбнется благосклонно. От этого делалось не по себе. Эта нарисованная дама явно знала все секреты того, кто держал часы.
- Нажмите пумпочку, юноша.
- А можно?
- Ну, если сомневаетесь, можете не нажимать, - старый капитан улыбнулся, как-то эдак, со скрытым смыслом.
Сомнений не было, был страх. Казалось, что открыть часы, всё равно, что выпустить на волю какую-то неудержимую силу, не злую, но настолько неуправляемую, что добра не жди.
«Юноша» на самом деле был девушкой и старый капитан это знал, а она догадывалась, что он знает, но оба продолжали игру. Девиц не берут юнгами на шхуны, так исторически сложилось, а капитан был очень старым и потому умным. Во всяком случае, она так считала. Что думал капитан, осталось неизвестным.
- Вы ведь со шхуны «Стелла»?
- Как вы узнали?
- По запаху, дитя моё.
- Шутите?
- Ничуть. Я когда-то ходил на этой старой посудине. Давно это было. Но запах всех судов, на борт которых я поднимался, я помню хорошо. И каждый член экипажа, сходя на берег, несет с собой частичку этого запаха.
- Хотите сказать, от меня воняет? – Нахмурился юнга, продолжая вертеть часы в тонких изящных пальцах.
- Я бы не сказал: воняет, - рассмеялся старый капитан.
Он выколотил погасшую трубку о каблук и положил ее остывать на столе, достал из кармана другую – холодную – одним движением большого пальца набил табаком, притоптал, воровато оглянулся, молниеносно отщепил ножиком щепку от края стола, запалил щепку от свечи и принялся раскуривать трубку, окутываясь медвяным дымом.
- Я мог бы написать учёный труд про корабельные запахи, - сказал он, выпустив серию колечек дыма. – Каждый корабль пахнет по-своему. «Стелла» пахнет своеобразно. Помимо смоленых пеньковых канатов, морской соли и корабельной краски есть нотки бренди, кофе, корицы, пряностей, сушеных фруктов, угольного дыма и пота. Но главное – аромат дальних странствий, новых дорог для путников грядущего и острая нотка тайны. А чего еще ждать от шхуны, на которой бороздит волны Сказочник?
- Не могу понять, когда вы всерьез, когда вы меня разыгрываете.
- Если бы я сам мог понять…
Она пыталась поймать взгляд старика, а это было тем более не просто, что левую половину его лица закрывала искусно сделанная серебряная маска, от носа до уха и от лба до шотландской бородки. На чем маска держалась непонятно, но уже через минуту общения со стариком это украшение не выглядело жутковато, как вначале.
- Как вас зовут? – Спросил он вдруг. – Я имею виду, на самом деле.
- Мишель… Это правда моё настоящее имя.
- Надо же, почти тёзки! Мое второе имя Майкл. Виктор Майкл, честь имею. Можете звать меня просто – Капитан. – Старик улыбнулся чему-то своему и добавил: - Некоторые Михалычем в шутку зовут, но эти из старой гвардии, которые ещё боцманство моё помнят.
- А вы ходили на «Стелле» капитаном?
- Нет.
- Матросом?
- Нет.
- Значит боцманом?
- И снова – нет.
- Не уже ли пассажиром?
- Юнгой, дитя моё.
- О! Это верно было задолго до Сказочника?
- Нет, он уже был владельцем, шхуны. Разумеется, тогда он выглядел несколько моложе.
- Не может быть, он, конечно старый… Но…
- Старый на вид по сравнению с вами, дитя, - помог капитан, - но по сравнению со мной, дряхлой развалиной, он мужчина хоть куда.
Collapse )